По обе стороны от Полярного круга

В конце апреля по приглашению московской турфирмы РОСТРЭВЕЛ и при участии норвежских компаний DIN TUR и INNOVATION NORWAY приняли участие в увлекательной экспедиции к Полярному кругу, на морскую рыбалку у западных берегов Скандинавского полуострова. Для руководителей российской турфирмы это была поездка, где обкатывались новые маршруты, для нас возможность первыми забраться туда, где пока еще редко ступает нога российского рыболова.
Сам маршрут был построен таким образом, что мы побывали сначала в приполярной Норвегии, в районе города Тронхейма, на рыболовной базе «Zanzibarr Inn», а затем очутились за Полярным кругом, в «Troms Havfiske-центре» близ Тромсе.

«Занзибар» («Zanzibarr Inn»)
Такого мудреного маршрута к месту предстоящей рыбалки в моей практике, признаюсь, еще не было. Из Москвы летим в Копенгаген, там пересадка на самолет до Осло, а из норвежской столицы еще один, местный, рейс до Тронхейма. Дальше на автомобиле, но это, как говорится, уже мелочи. Впрочем, мудрено все это выглядело лишь на словах. Удачные полуторачасовые стыковки между рейсами Скандинавских авиалиний (SAS) будто специально предназначены для того, чтобы слегка размять ноги, отметиться в центральных аэропортах двух европейских столиц и снова пройти на посадку. А если учесть, что конечная цель поездки — морская заполярная рыбалка в Норвегии, то оно того стоит.
В Тронхейм прибываем во второй половине дня и, чтобы не превращать поездку в испытание на прочность, останавливаемся в городе на ночлег. Наш временный приют — небольшая, но чрезвычайно уютная гостиница «Best Western Chesterfield», а поскольку снова в путь мы отправимся лишь с утра, есть время осмотреть этот старинный город, где, между прочим, происходила коронация всех норвежских монархов.
У нас же своя «культурная программа», и первым делом мы отправляемся в порт и на рыбный рынок. Посещение этих мест часто дает довольно точное представление о подводном населении окрестных вод.
Как и предполагалось, основа экспозиции — это треска, представленная здесь во всех возможных видах. В порту профессиональные рыбаки, на радость туристам, продают ее даже живьем прямо из бочек, а на рынке можно увидеть сушеные тресковые тушки. Уже позже, двигаясь по маршруту, мы не раз наблюдали по обочинам дорог, на берегах фьордов такие же сушеные тушки трески, висящие гроздями под крышей навеса, словно атрибуты каких-то шаманских ритуалов. Оказалось, завяленная (кстати, без предварительной засолки) треска — это сырье для приготовления местного рыбного супа.
Быстро уяснив, с какой рыбой нам предстоит здесь иметь дело, совершаем небольшую обзорную экскурсию по городу, насчитывающему сейчас более 150 тысяч жителей. Здесь много исторических и культурных памятников, даже обычные канализационные люки несут на себе старинную городскую символику. Через город проходит знаменитая трансъевропейская трасса Е-6, протянувшаяся от Милана до Киркенеса. Вечером тоже есть где погулять — здесь довольно много молодежи, а стало быть, масса уютных кафе, ресторанчиков, клубов.
До рыболовной базы отсюда порядка 180 км, так что самый оптимальный способ передвижения, особенно если ехать компанией, это аренда автомобиля. Мы взяли на прокат микроавтобус прямо в аэропорту Тронхейма, в популярной во всем Старом Свете компании «Europcar». Такой вариант передвижения оправдан еще и потому, что местечко, где нам предстояло жить в течение ближайших нескольких дней, на самом деле — лишь крошечный рыбацкий поселок Лаувснес. Возможность свободного перемещения по окрестностям и даже выезда в ближайший город на прогулку — это дополнительная степень свободы для большой компании или полноформатной (с женой и детьми) семьи. К слову сказать, ближайший городок, Намсос, находится отсюда лишь в 70 км. Но зато какой необычайной красоты фьорды открываются нашему взору в этой «глуши»!
Первое яркое впечатление от рыболовной базы «Занзибар» — знакомство с ее хозяином по имени Пол. Человек средних лет с внешностью байкера, бывший моряк и коллекционер ретроавтомобилей, он тепло встретил рыболовов из России, а потом за ужином признался, что с русскими имел здесь дело лишь однажды. Богатый клиент представился тогда близким родственником Брежнева, чем произвел сильное впечатление на хозяина. На рыбалку он почти не выходил, зато щедро заказывал в баре. Пол поведал нам, как срочно добывал высокому гостю «трофей» в обратный путь на ближайшей лососевой ферме. От специальной сумки-контейнера с ледяной крошкой клиент отказался — спешил на важную деловую встречу — засунул рыбину прямо в чемодан и исчез так же внезапно, как появился, оставив хозяина размышлять о «загадочной русской душе».
Мы очень быстро наладили с хозяином и управляющим базой «Занзибар» дружеские отношения, ведь он был наделен способностью мгновенно решать все рабочие вопросы. Уже через час в нашем распоряжении оказались две лодки с инструкторами-немцами, и, облачившись в непотопляемые комбинезоны, мы отправились на воду.
Наш гид, как выяснилось, приехал в «Занзибар» на каникулы. Он оказался фанатичным рыболовом и предался своей страсти с полным самозабвением, не обращая на нас ровно никакого внимания. Мы же, не отягощенные его опекой, тоже занимались делом в свое удовольствие, и все были довольны.
Главную функцию егеря он выполнил безупречно — вывел лодку по карте на уловистое место и обеспечил рыболовными снастями. Правда, когда выданная мне первая тяжелая блесна осталась на дне между камнями, он даже не сделал попытки заплыть с другой стороны и спасти ее. Взяв у меня из рук спиннинг, он поднатужился и… оборвал леску. Следующий его совет поистине достоин анналов: «…опускать приманку до дна не обязательно, рыба может клюнуть и вполводы». В результате я полдня полоскал в морской воде свою блесну, боязливо подматывая леску при малейшем касании грунта, чтобы не оборвать приманку. Естественно, я так и не увидел ни единой поклевки. В конце концов, наплевав на советы «эксперта», стал снова стучать приманкой по дну — так, как мы привыкли при ловле судака на Нижней Волге. Поклевки начались и следовали одна за другой, как по команде.
В общем, пришло время поговорить о снастях. Короткие спиннинги морского класса с роликами для лески и такими же мощными «мультами» — это основа экипировки. Как правило, эти снасти выдаются на месте и находятся в нормальном состоянии. Поскольку глубина в месте ловли может достигать 120-140 м, запас лески на катушке в 250 м можно считать минимальным.
Взглянув на предложенные нам снасти, я предположил, что местные рыболовы страдают максимализмом — настолько толстая леска была намотана на шпулях. Забегая вперед, скажу, что за все время пребывания в Норвегии нам не удалось заставить эту леску поработать хотя бы на треть ее разрывной нагрузки. А вот парусит она очень здорово, особенно когда приходится опускать приманку на глубины до 100 м и более. Единственный выход в этом случае — утяжелять приманку, которая и без того весит не менее 0,5 кг. Так что я бы рекомендовал рыболовам, решившим пойти по моему пути, ставить леску не толще 0,3 мм. Естественно, речь идет о «плетенке», ведь при таком отпуске лески важно четко чувствовать не только поклевку и касание приманкой дна, но и произвести эффективную подсечку. У местных рыболовов в ходу знаменитый «Whiplash Рro» от BERKLEY, но имейте в виду, что в местном магазинчике катушка этого удовольствия обойдется вам в полтора раза дороже, чем в Москве. То же относится и к пилькерам — огромным и тяжеленным блеснам для отвесной ловли в море. Правда, у нас такие приманки нужно еще поискать. Но когда понял, что этот, как у нас принято говорить, расходный материал стоит здесь 114 норвежских крон за штуку (1 норвежская крона равна 4,3 рубля), то призадумался. Впрочем, если аренда снастей входит в стоимость тура, все эти траты — не ваша забота.
На рис.1 изображена классическая схема универсальной оснастки, которую мы с успехом пользовали на всем протяжении нашего пребывания в Норвегии. Единственный нюанс — это вес приманки. При сильном ветре и волне, когда скорость дрейфа лодки по зоне ловли увеличивалась, приходилось ставить пилькеры весом 500, 600 и даже 700 г. То же касается больших, свыше 80 м, глубин ловли. В местном рыболовном магазине я видел пилькеры весом 1 кг. Кстати, поднять со 100 м даже голую, без рыбы, полукилограммовую приманку — хорошая тренировка для мускулов. Хотите верьте, хотите нет, но после недельной морской рыбалки в Норвегии я ощущал себя, как после месячного посещения тренажерного зала. Хитрость в том, что, поднимая гири, ты можешь дать себе отдых в любую минуту, а вот если на глубине 120 м на крючке бьется треска, тут уж приходится работать на результат, и только подняв добычу на борт, имеешь право отдышаться. Да и ноги при сильной волне в постоянном напряжении — того и гляди вывалишься из лодки. Вот такое неожиданное совмещение приятного с полезным происходит порой на морской рыбалке.
Оказавшись в точке ловли, нужно стараться, чтобы приманка опускалась на дно более-менее отвесно. Слишком легкая будет волочиться за лодкой и неминуемо застрянет где-нибудь в камнях. Я же, потеряв в первый день ту злополучную блесну нашего гида, больше не вводил его в траты, хотя пару раз мне приходилось заходить на моторе под углом, чтобы спасти ее из каменного плена.
Опускать приманку нужно с борта, противоположного направлению дрейфа — позволю себе напомнить эту очевидную истину. На морской рыбалке ориентиры зачастую слегка размыты, трудно порой определить скорость движения, и все же старайтесь не опускать приманку в воду раньше времени: леска будет парусить в толще воды, и приманка очень сильно отклонится от вертикальной оси. Вообще умение контролировать приманку и держать ее непосредственно под лодкой — это залог успеха.
В случае, когда в одной лодке находятся сразу несколько рыболовов, очень многое зависит от их слаженных действий. Если блесны на соседних удилищах сильно отличаются по весу, довольно велик риск перепутать снасти. Лучше договориться между собой заранее и тем самым избежать утомительной процедуры по распутыванию лески.
Пару слов о цвете приманки. Я заметил, что при ловле на больших глубинах этому фактору не придают здесь особого значения. Так, в коробках нашего гида были блесны разного веса, но все без исключения хромированные, белого цвета. А может быть, именно хромированная блесна лучше всего отражает на глубине слабое приполярное солнце? Вот и я, следуя принципу «от добра добра не ищут» отказался от всяких экспериментов в этом отношении, хотя в наше распоряжение были предоставлены блесны-пилькеры самых разных нарядных расцветок.
Что касается яркой вставки, расположенной примерно в метре от блесны, то на счет причины ее высокой эффективности существуют разные мнения. Классическое объяснение: маленькая рыбка (вставка) убегает от более крупной (блесна), а живая рыба, почуяв конкуренцию в зоне своих владений, сразу бросается на нижнюю блесну, будто стараясь показать, кто здесь главный. Может, оно и так, но поклевки на верхнюю приманку происходили у меня ничуть не реже, чем на саму блесну.
Вместо одной вставки на леске может быть и две, но я не заметил, чтобы это заметно повышало уловистость всей системы. Зато вместо трубочки можно использовать «кальмарчика», который, на мой взгляд, обладает более привлекательной игрой. У меня в оснастке был зеленый флуоресцентный «кальмарчик» — мой любимый цвет для ловли на джиг-приманки, но мои соседи справа и слева не менее бойко таскали рыбу на красных, желтых, синих и серо-буро-малиновых в крапинку, искренне полагая, что именно их цвет самый уловистый.
Блесна и пластиковая приманка закреплены на отдельной вставке длиной около 1,5 м, сделанной из монолески диаметром в среднем 0,8 мм. Вряд ли она призвана амортизировать рывки крупной рыбы, зато позволяет ловко завязать специальный отводящий поводок для верхней пластиковой приманки. Кроме того, случайно оборвав снасть, мы сохраняем дорогостоящую «плетенку». Достав из рыболовного ящика новую вставку с уже привязанным к ней «кальмарчиком», можно очень быстро привести всю снасть в рабочее состояние. Кстати, такие вставки с карабином вверху, застежкой с карабином внизу и привязанной пластиковой приманкой посередине продаются здесь в рыболовных магазинах целыми наборами, расфасованными по отдельным пакетикам.
Но вернемся к нашему первому выходу на рыбалку. Не будь на мне непотопляемого комбинезона, я бы чувствовал себя довольно неуверенно в нашей небольшой трехместной лодке с 15-сильным моторчиком. Слава Богу, наш гид все же умел управляться с этой посудиной. На борту был эхолот и GPS-навигатор с занесенными в него наиболее уловистыми точками прежних рыбалок.
На двух лодках мы двинулись к цели. Справедливости ради нужно заметить, что второй гид, тоже немец, по имени Стефан, вполне серьезно относился к своим прямым обязанностям. Именно он, как потом стало ясно, был идейным вдохновителем нашей рыболовной мини-флотилии.
В двух словах он объяснил нам суть поиска рыбы в этих непривычных для нас условиях. Внутри фьорда глубины составляют в среднем от 20 до 50 м. По подробной карте с указанием глубин (такую кладут здесь в лодку любому туристу) он показал, что если двигаться из глубины фьорда в направлении открытого моря, то можно выйти на участок, где глубины вдруг резко увеличиваются — с 50 до 200 м и более.
Вот на этот перепад с глубины на «мелководье» и выходит кормиться рыба. Да-да, все те же бровки и свалы, только цифры с многими нулями немного сбивают с толку. Естественно, полоса перепада глубин довольно узкая, и как только начинался резкий свал в глубину (более 150 м), Стефан давал команду сматывать удочки и снова заходить на исходную.
Многое здесь зависит от направления и скорости дрейфа — лодка ни секунды не стоит на месте, так что весь проплыв по интересному участку занимал у нас считанные минуты. Так, двигаясь с глубины около 70 м до 150, мы поочередно вытаскивали из воды треску, менька, люра, сайду.
Просто все выглядит лишь в теории. Естественно, даже вдоль этого глубоководного свала рыба ловится везде по-разному, вот почему так важен первый выезд на рыбалку с инструктором, который, проведя по своим уловистым точкам, покажет лучшие для ловли места, а уж потом, по навигатору GPS, карте и береговым ориентирам можно прийти сюда самостоятельно.
Вообще же здешние потомки викингов наивно полагают, что любой турист, прибывший к ним в гости на рыбалку, с детства приучен управлять морской лодкой и ориентироваться по солнцу и звездам. Лодку, мотор, эхолот, карту готовы предоставить безо всяких удостоверений ГИМСа и лишних вопросов, только вот сможете ли вы самостоятельно за короткое время драгоценного отпуска полностью освоиться с местными водами? Мое мнение — в первый день опытный гид просто необходим. Желательно занести в карту своего GPS все приглянувшиеся точки, и только после этого можно отправляться в свободное плавание в качестве капитана предоставленного вам судна.
Приемы игры приманкой, подсмотренные мною у местных гидов, тоже имеют свою специфику. Кто ловил судака в отвес с лодки, хорошо представляет, о каких движениях идет речь. Здесь, на глубинах порой за 100 м, амплитуда этих взмахов должна быть минимум в два раза больше. Вот когда рыбалка превращается в физзарядку, ведь полукилограммовая блесна весьма нехотя отрывается от дна!
Признаюсь, мы были вполне довольны итогами первого дня рыбалки. Самым приятным и удивительным для меня было разнообразие пойманной рыбы. Мы привезли на берег 3-4-килограммовую треску; была в улове и сайда — рыба из того же семейства, известная в миру под разными псевдонимами: угольная рыба, черный минтай и т.д. Попалось и несколько приличных экземпляров менька, отдаленно напоминающего формой тела нашего налима. Вечером Пол любезно приготовил для нас по отдельности каждую из пойманных видов рыб. Так мы узнали еще об одном таланте этого интересного человека. Хорош был жареный менек, но самым запоминающимся блюдом была все же треска, приготовленная простейшим до оригинальности местным способом.
Воду доводят до кипения, подсаливают, а затем снимают с огня и опускают в нее кусочки свежепойманной трески. Через десять минут изысканное блюдо готово: мясо чем-то напоминает вареное, но сохраняет в себе все соки и ароматы. Более нежного и сочного мяса мне еще не доводилось пробовать!
При одном воспоминании о следующем дне нашего пребывания на «Занзибаре» у меня до сих пор подкатывает к горлу.
С утра задул довольно свежий ветерок, и нас повезли на небольшом суденышке «Ла Мар» на рыбалку в открытое море. Как только вышли из фьорда, мне сразу стала понятна коварная задумка норвежских моряков. Белые пенистые барашки наворачивались везде, куда хватало взгляда, а потомки викингов то и дело поглядывали на нас с хитрым прищуром. Капитан уверенно направил судно в направлении границы норвежских территориальных вод, за 50 км от берега. Судя по карте, под нами метров двести пятьдесят, но гид Стефан тычет пальцем в обширную банку с подходящими для ловли глубинами.
Это была та еще потеха. Нас постоянно сносило с банки на глубину, и приходилось запускать мотор и снова заходить на исходную. Но самое главное, судно болтало так, что никакой особой игры приманкой даже не требовалось: нужно было просто устоять на ногах с удилищем в руках и не вывалиться за борт. Я бы никогда не простил норвежцам такого измывательства над сухопутными россиянами, но клев отвлекал от дурных мыслей.
Клевал среднего размера морской окунь. На леске он борется довольно упорно и лишь у самой поверхности сдается, не способный противостоять подъемной силе раздувшегося из-за перепада давления собственного плавательного пузыря. Вообще рыбы, поднятые со 100-метровой глубины, — это, я вам скажу, зрелище не для слабонервных.
День в итоге удался, и бледные, но довольные, мы вернулись на берег. Теперь я точно знаю, как называются таблетки от укачивания, которые продают в местном супермаркете.
Время нашего пребывания на рыболовной базе «Занзибар» подходило к концу, но напоследок нам посчастливилось поучаствовать еще в одной весьма увлекательной авантюре.
Благодаря помощи Пола мы познакомились с двумя молодыми людьми из местного дайвинг-клуба. Наш видеооператор и ныряльщик Андрей Щукин отправился в это путешествие без снаряжения, поэтому буквально забросал вопросами своих зарубежных коллег по увлечению. Оказывается, здесь можно взять напрокат баллоны и грузила — самую тяжелую часть экипировки, нырять, стрелять рыбу и собирать морских гребешков безо всякого ограничения. Мы отправились в один из «секретных» заливов фьорда, где они за полчаса, с трубкой и маской, наловили нам целую дюжину морских гребешков. Да, настоящие гребешки на 3-4-метровой глубине — такого мы еще не видели! Позже, за дегустацией добытых морских даров и русских народных напитков, они признались нам, что продают гребешки туристам. Приработок приносит по 2 евро с одного гребешка. Так что попробовать этот деликатес можно в любом случае: либо добыть самому, либо заказать у наших новых знакомых.
А еще в непосредственной близости от «Занзибара» возле г.Намсоса есть, как говорят, отличная лососевая река, которая пользуется большой популярностью у рыболовов, особенно в летний период. Но об этом пусть расскажут наши спецы-лососятники, если окажутся в тех краях.
Вечером, накануне отъезда, в ресторане рыболовной базы «Занзибар» проходило театральное представление для детей. Здесь были и приезжие малыши со своими родителями, и местная ребятня. А в выходные Пол часто приглашает к себе на базу какой-нибудь провинциальный джаз-бэнд, и тут уж к нему на базу собирается вся округа.
Рядом с каждым из уютных и комфортабельных номеров здесь есть отдельная морозильная камера для филе из трофеев. Пол говорил, что самые хозяйственные в отношении рыбозаготовки немцы и чехи — пока не забьют холодильник полностью, не успокоятся. И здесь действительно можно наловиться от души, ведь на добычу морской рыбы любительскими снастями тут не существует никаких специальных ограничений. Все зависит от умения рыболова, а лучшее время для ловли трески здесь март, когда косяки этой рыбы идут на юг из Северного моря вдоль норвежского побережья.

Добавить комментарий